Пользовательского поиска
поиск по сайту и в Сети через Яндекс
Шломо Громан, "Вести", 20 сентября 2001 года

ЧТО СЛУЧИЛОСЬ С МИРОМ? ОН ПЕРЕРОДИЛСЯ!

Как так могло случиться, что, дожив до третьего тысячелетия, мы в одночасье обнаружили в окружающем мире массу признаков, более свойственных даже не второму, а первому тысячелетию, а то и первобытному обществу? Как же получилось, что человеческая жизнь утратила всякую ценность? В какую пропасть провалились плоды прогресса? Почему гордая своей образованностью западная цивилизация оказывается бессильной перед лицом обезумевших, демонстративно отвергающих наши идеалы террористов-самоубийц?
Прежде чем попытаться ответить на этот вопрос, напомню старинную притчу о шахматной доске. Вот одна из ее многочисленных версий. Изобретатель шахматной игры предложил незадачливому шаху такую сделку. Сегодня первый платит второму 1000 динаров, а второй первому – всего один динар. Завтра первый опять дает тысячу, а второй – в два раза больше, чем прежде, то есть два динара. На четвертый день – та же тысяча с одной стороны и восемь динаров с другой. И так 64 дня, по количеству клеток на доске. Поначалу шах радовался падающим с неба тысячам, но уже на 11-й день в ответ на тысячу ему пришлось отсчитать 1024 динара, на 12-й день – 2048 динара, а спустя пару недель он вынужден был признать себя банкротом.
Эта притча иллюстрирует опасность медленных, но непрерывных изменений, приводящих к разрушительным последствиям. Такие рода демографические процессы проходили на планете Земля в ХХ веке, главным образом во второй его половине, и их закономерным итогом стало превращение некогда господствовавшей западной цивилизации в периферийный фактор, вытесняемый восточным мракобесием на обочину мировой политики.
В современных Германии и Испании среднестатистическая женщина в течение жизни производит на свет 1,2 ребенка, в Италии и России – 1,3, в остальных странах Европы (за исключением исламской Албании и крошечной Исландии) этот показатель колеблется между 1,3 и 2, а для сохранения стабильной численности населения он должен хотя бы немного превышать 2 – чтобы скомпенсировать детскую смертность. В странах ислама, включая арабские, плодовитость женщин находится в пределах 3-5 детей. Израиль находится примерно посередине, причем светское ашкеназское население крупных городов полностью себя не воспроизводит (коэффициент рождаемости 1,6-1,8), а религиозные евреи покрывают недостачу, имея по 4-5 детей в семье, - и средний показатель для евреев составляет 2,5 ребенка (для мусульман – 4,7, для остальных неевреев – 3).
Loading...

Проследим демографическую динамику на математической модели, достаточно близкой к реальности. Представим себе для наглядности, что на дворе 1900 год и перед нами два государства: христианское с населением 8 млн человек, в котором средняя женщина рожает одного ребенка, и мусульманское с населением в 1 млн, где типичная семья включает четырех детей. Нетрудно подсчитать, что в первом государстве каждое следующее поколение в два раза малочисленнее предыдущего, а во втором – в два раза многочисленнее. Средняя продолжительность существования одного поколения – 25 лет. При допущении, что средняя продолжительность жизни остается неизменной и на планете не происходит войн и прочих катаклизмов, в 1925 году в христианском государстве будет проживать 4 млн человек, а в мусульманском – 2 млн; в 1950-м - соответственно 2 млн и 4 млн; в 1975-м – 1 млн и 8 млн; в 2000-м – 500 тысяч и 16 млн.

Теперь разберем чуть более сложную модель. Пусть в исламском государстве средняя женщина рожает пятерых детей, и при этом ежегодно один процент его населения переезжает в христианское государство. Предположим также, что под влиянием цивилизации эмигранты-мусульмане несколько меняют свои обычаи и вместо пяти детей в семье ограничиваются тремя. Что произойдет тогда?
В 1925 году в первом государстве будет 4,5 млн жителей, среди них 4 млн христиан и 0,5 млн мусальман, а во втором – 1,6 млн мусульман.
В 1950 году в первом станет 3,4 млн жителей – 2 млн христиан и 1,4 млн мусульман, а во втором государстве – 2,9 млн мусульман.
1975 год: в первом 4 млн, в том числе 1 млн христиан и 3 млн мусульман; во втором – 5,5 млн мусульман.
2000 год: в первом (когда-то христианском!) государстве 6,7 млн жителей, среди них 0,5 млн христиан и 6,2 млн мусульман: во втором государстве – свыше 10 млн мусульман.
Вторая модель хорошо подходит исламирующейся на глазах Франции. Парижанки отказываются рожать детей, и места их не появившихся на свет потомков занимают приезжающие арабы. Падение численности населения Германии компенсируется в основном за счет турок, вьетнамцев и других азиатских народов. В Великобритании все чаще встречаешь индийцев и пакистанцев…



Недавно я побывал в Германии – стране, которая с демографической точки зрения представляет собой флагман флота европейских титаников, поглощаемых волнами восточного бэби-бума. Тамошние специалисты по народонаселению (интервью с некоторыми из них вы прочтете в ближайших номерах «Вестей») прекрасно отдают себе отчет в происходящем, хладнокровно наносят шокирующие статистические данные на графики и диаграммы – но никаких мер по исправлению ситуации не предпринимают. Они уже смирились с тем, что немецкую – как и любую западную – женщину ни за какие коврижки не убедишь пожертвовать карьерой и стать матерью. Смирились и терпеливо ждут, пока их судно не погрузится в пучину исламского варварства. А те города, где иммигрантов немного, на глазах пустеют: некогда цветущий Лейпциг, к примеру, потерял почти половину своего былого 800-тысячного населения, и бесхозные дома плачут мертвыми глазницами выбитых окон.
В США демографическая ситуация чуточку лучше, чем в Европе. Но не более чем чуточку. Не случайно поэтому эта страна первой из «старых держав» в полной мере ощутила на себе слепую мощь террора. И с демографической, и с политической точек зрения «классические демократии» превратились в дом престарелых планетарного масштаба. Для полного абсурда им остается только нанять в качестве патронажных сестер и телохранителей молодых, энергичных гастарбайтеров с фанатичного Востока. Сами о себе они заботиться уже не хотят и не могут.
Эффективность такого «телохранительства» легко предсказуема. Впрочем, в ответ на мрачные предсказания самоуверенный Запад закрывает глаза и затыкает уши. Пока окончательно не рухнет статуя Свободы.

рубрика "Демография"
на главную страницу сайта
Rambler's Top100 Яндекс цитирования