АКТУАЛЬНАЯ КОЛОНКА за 18.03.2002
колонка за 7.03.02
колонка за 26.02.02
колонка за 19.02.02
колонка за 11.02.02
колонка за 25.01.02
колонка за 22.01.02
колонка за 14.01.02
колонка за 9.01.02
колонка за 6-7.01.02
колонка за 26.12.01
колонка за 19.12.01
колонка за 14.12.01
колонка за 4.12.01
колонка за 2.12.01
колонка за 28.11.01
колонка за 26.11.01
колонка за 11.11.01
колонка за 1-3.11.01
колонка за 30.10.01
колонка за 28.10.01
колонка за 24.10.01
колонка за 22.10.01
колонка за 21.10.01
колонка за 18.10.01
колонка за 17.10.01
колонка за 16.10.01
колонка за 15.10.01
колонка за 14.10.01
обсудить
каталог
на главную
напишите мне

Взгляд Шломо Громана на события в Израиле

ПРЕДАТЕЛИ И ПАТРИОТЫ

Если левые от всей души радуются выходу фракции НДИ/"Ихуд леуми" из правящей коалиции, то в национальном лагере демарш Авигдора Либермана и Бени Элона воспринят не столь однозначно.
Даже на демонстрации 11 марта в Тель-Авиве, участников которой вряд ли можно заподозрить в недостатке патриотизма, кто-то из ораторов на одном дыхании, "через запятую", обвинил в дезертирстве группу резервистов, отказывающихся служить на территориях, и группу политиков, "в этот решающий час покидающих Ариэля Шарона". Поименно эти политики названы не были, но стоявший на трибуне генерал запаса явно подразумевал Либермана и Элона.
Об офицерах-пацифистах в СМИ сказано уже много - к сожалению, гораздо больше, чем о самоотверженных воинах-репатриантах, в альтернативном письме выразивших готовность заменить дезертиров повсюду, где понадобится стране. Сегодня мне хочется поговорить о политиках.
С моей точки зрения, прежде чем одобрять или осуждать поступок экс-министров от НДИ/"Ихуд леуми", следует разобраться, какова была их роль в правительстве национального единства. Увы, эту роль нельзя назвать даже ничтожной - она была никакой. Либерман и Элон были статистами, присутствие которой призвано было дать премьер-министру легитимацию в глазах поселенцев и других правых избирателей, не готовых к уступкам террористам и считающих военные методы единственно эффективными на нынешней стадии развития конфликта (лидер "Моледет" добавил бы к ним трансфер).
Механика работы правительства Ариэля Шарона такова, что все решения в нем принимают фактически три человека: сам премьер, министр иностранных дел Шимон Перес и министр обороны Биньямин Бен-Элиэзер. Несложный анализ партийной принадлежности этих людей показывает, какого рода политику может проводить образуемый ими "узкий кабинет по вопросам безопасности". А элементарный просмотр протоколов заседаний правительства за последний год свидетельствует, что ни одного принципиального - и выполненного! - решения принято на них не было. Всем заправляет шароновская "тройка".
Кому принадлежит идея создания этой на две трети аводовской тройки? Самому премьер-министру. С ее помощью он элегантно - насколько это возможно - дезавуирует результаты выборов, состоявшихся 6 февраля 2001 года и принесших победу Шарону не как представителю "Аводы", а как лидеру Ликуда.
Сегодня я считаю нужным предать гласности содержание моей личной беседы с Шароном, состоявшейся в "Мецудат Зеэв" в октябре 2000 года после презентации ликудовского интернет-сайта (тогда, в преддверии выборов, он был снабжен русскоязычной версией, которая приказала долго жить сразу после подсчета голосов, как и практически вся работа "Ликуда" в репатриантском секторе).
В присутствии нескольких коллег я спросил будущего премьер-министра, как он планирует формировать правительство после победы на выборах.
- Я создам правительство национального единства, - уверенно ответил Шарон.
- Кого вы в него пригласите?
- Все партии, которые нас поддержат.
- А если в процессе создания правительства дадут о себе знать непреодолимые идеологические разногласия между предполагаемыми участниками? Скажем, между "Аводой" и "Ихуд леуми"?
- Ну, сначала... - замялся мой собеседник, - мы позовем наших верных сторонников...
Создав правительство национального единства, Шарон выполнил одно из своих предвыборных обещаний. (О другом - принести народу Израиля безопасность и мир - сейчас и вспоминать неловко). Однако самим фактом создания "узкого кабинета" - искусственного, не закрепленного в законодательстве форума - Шарон нарушил свое обязательство перед теми, кто голосовал за него не по причине персональной преданности или личного обаяния, а ввиду партийной принадлежности и идеологического кредо.
Сказавши "А", обычно говорят и "Б". И вот на прошлой неделе Ариэль Шарон вновь продемонстрировал меру своего уважения к собственному электорату. "Только осел никогда не меняет мнения", - так обосновал премьер свой отказ от "семи дней затишья" как непременного условия начала переговоров с ПА.
Что после этого должен подумать человек, искренне поддерживавший Шарона и сделавший все от него зависящее для его победы? Если премьер-министр обозвал меня ослом, то, скорее всего, я за такого человека больше не проголосую. Лучше я поменяю свое мнение о нем и займусь поисками другого кандидата, заодно обретя шанс на новую кличку.
Теперь Шарон и его придворные, возможно, назовут меня не ослом, а дезертиром. Пожалуй, это я благополучно переживу, оказавшись в компании людей, доказавших, что сиюминутные меркантильные интересы менее важны, чем долговременные интересы Израиля, не имеющие ничего общего с однодневными "прекращениями огня" и двухдневными марш-бросками частей ЦАХАЛа в зону А и обратно.
Политиков давно и небезосновательно считают людьми, которыми чужды мораль и совесть. В сегодняшнем Израиле достаточно доказательств этого тезиса. Но есть и редкие, а потому особо приятные исключения. Зовут этих людей Авигдор Либерман и Бени Элон.
Автор далек от идеализации этих личностей. Вообще, как показывает практика, в отношении к политикам более всего актуально правмло "доверяй, но проверяй". Но если сегодня Либермана и Элона в чем-то можно обвинить - так это в том, что они слишком долго присутствовали при позорище, которое называется "национальным единством". (Акции Элона не повысились и от его сепаратных переговоров с Шароном, ведшихся в тайне от партнера по фракции и едва не приведших к отзыву его письма об отставке.)
Озабоченные судьбами страны, руководители НДИ и Моледет целый год надеялись, что их присутствие в правительстве нейтрализует левый крен, исходящий от превосходящих сил "Аводы". Как оказалось - надеялись напрасно.
Если кто из политиков и оказался в этой истории дезертиром - то не те, кто остался верным своим взглядам и своему нравственному долгу перед избирателем, а те, кто поддался давлению внутренних и внешних сил и покинул пост защитника Эрец-Исраэль и еврейского населения страны. К счастью, этот пост не остался пустым.

Rambler's Top100 Nasha Canada - Russian Newspaper