Пользовательского поиска
поиск по сайту и в Сети через Яндекс
Шломо Громан, газета "Вести" (Тель-Авив), 21 августа 2001 года

НА СЛОВО «РАСИЗМ» НЕ ОБИЖАЮСЬ

Если констатация существования еврейского народа и наличия у него естественных прав на собственное государство приравнивается к «национализму», а противодействие ассимиляции, ведущей к исчезновению евреев, квалифицируется как «расизм», - в такой системе координат я готов, чтобы меня величали «националистом» и «расистом». Обзывайтесь как хотите – только не уничтожайте еврейский народ.
Так уж устроен антисемитский мир, что на национальную гордость имеют право все народы, за исключением еврейского. Стоит еврею сказать что-то не слишком негативное о соплеменниках, стоит заикнуться о правах своего народа на полноценное национальное (не космополитическое) государство, как на него наклеивают ярлык расиста.
Лично у меня против обвинений в расизме давно существует иммунитет. Он сформировался еще в Москве начала 1980-х годов, когда меня стыдили за «предательство родины» и намерение уехать в Израиль. Упрекали, заметьте, евреи- ассимиляторы. В середине того десятилетия кое-кто из них снял первый пункт обвинения, потому что сам «намылился» в Штаты. А в 1989 году Америку «закрыли», и девятый вал бывших коммунистических идеологов еврейского происхождения повалил в наши палестины…
Поселившись в Израиле, эти люди прекратили – по крайней мере публично – бичевать «сионистских агрессоров». В ХАДАШ, МЕРЕЦ и «Шалом ахшав», к счастью, подались немногие. А указанные движения при поддержке международного проарабского лобби продолжают пользоваться приснопамятной лексикой.
Примером обличителей «человеконенавистнической политики» Израиля служит глава датского отделения Красного Креста Фредди Круп Педерсен. После возвращения из поездки по Израилю он заявил: «Образ жизни еврейских поселенцев на палестинских территориях напоминает жизнь белых во времена апартеида в Южной Африке».
Мало того что датчанин ни словом не обмолвился о причинах бедственного положения палестинских арабов, ставшего следствием их же интифады. «Медик» даже не сообразил, что, призывая евреев не селиться в Иудее и Самарии, сам он проповедует апартеид!
Несуразностей и парадоксов хватает… Порядочнейший человек А. Е. Бовин в книге «Записки ненастоящего посла» пишет: «После злосчастной резолюции ООН № 3379 от 10 ноября 1975 года, которая объявила сионизм «формой расизма и расовой дискриминации» (теперь она отменена), в Израиле как- то неприлично говорить о расизме. Но он есть. Не потому, что есть сионизм. А потому, что есть сионисты (так сказать, макашовы с обратным знаком), которые насаждают ненависть к арабам и вообще склонны пускать все другие народы по второму сорту».
В личной беседе с Александром Евгеньевичем я сказал ему: «Если я расист, то скорее юдофоб, чем арабофоб. С учетом того, как самоотверженно арабы преследуют свои национальные интересы, они заслуживают уважения - и независимого государства - больше, чем евреи».
При этом я имел в виду не только «иванов, родства не помнящих» из вышеперечисленных партий, которые якшаются с террористами, но и тех – намного более многочисленных – евреев, которые позорят наш народ в плане моральном.
В европейских языках выражение «настоящий мужчина» предполагает романтические подвиги. На идише «Эмэсэр мэнч» – честный, порядочный человек, которому можно полностью доверять. Кстати, это еврейское слово не имеет рода: женщина может точно так же называться «мэнч». Так как многие евреи ошибочно полагают, что для Бога ритуалы важнее этики человеческих отношений, нью-йоркский раввин Йосеф Телушкин писал, что сегодня евреям нужен новый лозунг: «Мэнчлэкайт» (порядочность) важнее божественности».
Что такое «богоизбранность евреев» и дает ли она нам заведомые преимущества перед другими народами?
С точки зрения иудаизма избранность евреев вовсе не наделяет их особыми правами в духе расистских идеологий «высшей расы». Как раз наоборот. Вот характерное высказывание Всевышнего: «Вас одних я выделил из всех семей мира. Вот почему я призываю вас отчитаться обо всех ваших проступках» (Амос 3:2). Отчитаться по самому строгому стандарту! А отсутствие связи избранности с расовым происхождением подтверждается убеждением евреев в принадлежности Мессии к потомству Рут – нееврейки, принявшей иудаизм.
Увы, попытки реализовать в Израиле еврейский образ жизни встречаются в штыки воинствующими интернационалистами- секуляристами, моментально усматривающими в этих скромных потугах зачатки «религиозного диктата». Нам говорят: «Соблюдайте кашрут у себя дома, а в цивилизованном обществе ведите себя как все» – как будто мы не репатриировались на историческую родину, а остались жить в галуте!
Я на все сто процентов поддерживаю претензии к политиканам от религии, выхолащивающим духовный смысл существования йешив и превратившим их в питомники тунеядства и уклонения от службы в армии. Чтобы не дискредитировать иудаизм окончательно, религию необходимо срочно отделить от политики. Но не от государства! Поскольку еврейский народ – это не его счастье и не его беда, а объективный исторический факт – тождествен иудейской конфессии (вне всякой связи с соблюдением религиозных ритуалов и общим отношением к Богу), то отделение религии от государства в данном случае будет означать отделение евреев от Израиля.
Кстати, религиозность еврея – понятие условное. Абсолютно не соблюдающих заповеди людей не существует (вряд ли отыщется монстр, одновременно занимающийся убийствами, кровосмешением и гомосексуализмом). С другой стороны, в современном мире никто не соблюдает все 613 заповедей. Многие ошибочно думают, что заповеди касаются только ритуала, - на самом деле среди них немало этических и социальных предписаний. Не убивая и не сожительствуя с родственниками, вы уже выполняете как минимум две заповеди! Сотни заповедей связаны с жертвоприношением животных, каковое технически невозможно ввиду отсутствия Храма. Знаменитый мудрец Хафец Хаим подсчитал, что сегодня актуальны менее трехсот заповедей.
Призывая отделить религию от политики, я ратую и за прекращение субсидирования религиозного истэблишмента. Вера в Бога – дело сугубо личное, не являющееся легитимным основанием для начисления зарплаты и стипендии. Вместе с тем в еврейском государстве границы атеизма должны быть очерчены не менее строго, чем границы религиозного влияния. Ведь правоверному еврею-сионисту, в отличие от глобалиста- космополита, эмигрировать больше некуда. Если он желает провести Йом-Кипур, тихо постясь и молясь, то имеет право требовать от муниципалитета, чтобы под окнами его дома и синагоги не гремела музыка из работающего на всю катушку ресторана. А тель-авивский мэр Рон Хульдаи, толкующий о недопустимости «принудительной скорби» и открывающий злачные заведения 9 Ава, должен быть готов к симметричной реакции праворелигиозных горожан в день памяти Ицхака Рабина…
Подтачивая еврейский характер государства, левосекуляристы сверлят дырку не только в своей каюте, но и во всем корабле под названием Израиль и тянут его ко дну. Приведу две иллюстрации своей мысли.
С одной стороны, эти люди обвиняют – вполне справедливо – ультраортодоксов, не служивших в ЦАХАЛе, с другой, - они вводят в армии порядки, оскорбительные для «вязаных кип». К счастью, до свинины в гарнизонных столовых («не можешь есть – голодай, а где возьмешь силы воевать – твоя проблема») дело пока не дошло, но есть и настораживающие моменты. Вот один из них. Верующему еврею не положено находиться в закрытом помещении с женщиной, не являющейся его женой, а в насаждаемой ныне армейской практике возможна ситуация, когда религиозный юноша-солдат окажется наедине с девушкой- однополчанкой. Не имея решительно ничего против девушки, солдат тем не менее окажется в нравственно непростой ситуации. Поскольку девушек в ЦАХАЛе априори меньше, чем юношей (вследствие различных сроков службы), идеальным выходом из положения было бы формирование двух типов подразделений: чисто мужских (где и будут служить верующие) и смешанных.
Второе соображение – из области демографии. Я всегда выступал и выступаю против законопроекта о поддержке многодетных семей, согласно которому все граждане Израиля независимо от национальности, религиозности и рода занятий, имеющие пять детей и более, будут получать повышенные пособия от Службы национального страхования. Такой закон выгоден прежде всего арабам-мусульманам, у которых среднее число детей в семье достигает 4,7, почти вдвое превышая соответствующий еврейский показатель. С другой стороны, если вообще отменить пособия на детей, то практически единственная группа населения, усилиями которой количество евреев худо-бедно увеличивается, останется без средств к существованию. Речь идет о верующих. Некоторые (но не многие!) из них не работают в обычном понимании слова, однако все они выполняют важнейшую функцию – обеспечивают рост еврейского населения в Израиле, хотя бы частично компенсирующий неуклонное убывание числа евреев в диаспоре, вызванное падением рождаемости и ростом числа смешанных браков.
Поэтому еврейское государство должно в индивидуальном порядке материально стимулировать еврейские семьи, взваливающие на себя бремя воспитания многочисленного потомства. Среди них могут оказаться не только верующие, но и атеисты. Впрочем, в своей массе светская часть израильских евреев имеет так мало детей, что их не хватает даже на поддержание собственной численности на прежнем уровне. Поэтому, вместо того чтобы сетовать на непрерывное повышение доли ортодоксов в населении страны, борцам с «религиозным диктатом» следует прекратить наклеивание ярлыков и поактивнее заняться продолжением рода.
Ну, а с теми, кого судьба еврейского народа вообще не волнует, полемизировать бессмысленно.

в рубрику "Долой новояз"
в рубрику "Антисемитизм"
на главную страницу сайта

Rambler's Top100