Пользовательского поиска
поиск по сайту и в Сети через Яндекс
ЕВРЕЙСКИЙ АНТИФАШИСТСКИЙ КОМИТЕТ (ЕАК). Страницы истории

21 сентября 2004 года на Донском кладбище в Москве усилиями Международного культурного центра имени С. Михоэлса был открыт мемориал руководителей и членов Еврейского антифашистского комитета (ЕАК), расстрелянных по приказу Сталина в подвалах Лубянки 12 августа 1952 года.
Как отметила в своем выступлении художественный руководитель и главный режиссер Международного культурного центра Ирина Горюнова, "трудно переоценить вклад ЕАК в борьбу с нацизмом; несмотря на это, в ноябре 1948 года комитет был расформирован и закрыт". Следствие тянулось почти 3 года с применением жесточайших пыток и закончилось расстрелом 12 человек. "Их уничтожили только за то, что они были евреями и прославили свою страну", - сказала Горюнова. Всего по делу Еврейского антифашистского комитета было репрессировано 110 человек.
Право открыть мемориал было предоставлено присутствовавшим на митинге родственникам расстрелянных членов ЕАК. Сам памятник, выполненный скульптором Марком Шубом, представляет собой гранитную стелу, на которой изображена менора и выгравирована надпись "Расстрелянным 12 августа 1952 года руководителям и членам Еврейского антифашистского комитета в СССР С.А. Лозовскому, Д.Р. Бергельсону, И.С. Ватенбергу, Ч.С. Ватенберг-Островской, Д.И. Гофштейну, В.Л. Зускину, Л.М. Квитко, П.Д. Маркишу, Л.Я. Тальми,Э.И. Теумин, И.С. Феферу, Б.И. Шимелиовичу, И.С. Юзефовичу и другим безвинно репрессированным и казненным в связи с делом ЕАК". Памятник установлен на месте предполагаемого места захоронения членов ЕАК – общей могилы для расстрелянных в те годы.
В своей речи генеральный директор Международного культурного центра им. С. Михоэлса, президент Федерации еврейских общин России Михаил Глуз подчеркнул, что во время установки памятника пришлось встретить много препятствий, было множество людей, мешавших этому, но тех, кто помог, оказалось гораздо больше.
Посол Израиля в РФ Аркадий Мил-Ман сказал: "Сегодня знаменательный день. Мы стали свидетелями восстановления исторической справедливости. История создания Комитета и гибели его участников известна достаточно хорошо, но невосполнимым пятном были долгие годы забвения и молчания, искажающего действительность". Он также напомнил, что вместо нацизма, для преодоления которого много сделали члены ЕАК, сейчас у цивилизованного мира есть новый враг – международный терроризм, с которым так же, как и 60 лет назад, надо бороться сообща.

МАТЕРИАЛЫ И ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ
_______________________________________________________________________

Источник: festival.gluz.ru

Илья Альтман, сопредседатель Российского научно-просветительного центра "Холокост"

ЕВРЕЙСКИЙ АНТИФАШИСТСКИЙ КОМИТЕТ В СССР

Осенью 1941 года при участии наркома внутренних дел Лаврентия Берии была одобрена идея о создании Еврейского антигитлеровского комитета, призванного информировать международную общественность о злодеяниях против евреев и способствовать открытию Второго фронта. Однако подготовившие это предложение лидеры польского Бунда В.Альтер и Г.Эрлих были арестованы НКВД в декабре 1941 г. (первый из них был казнен в феврале 1943 г., а второй покончил самоубийством в мае 1942 г.). Сталин решил, что эти функции должен взять на себя Еврейский антифашистский комитет в СССР (далее - ЕАК), состоящий исключительно из советских граждан.
О создании ЕАК было официально объявлено в феврале 1942 г. Он наряду с другими антифашистскими комитетами - славянским, ученых, молодежи и женщин - был создан при Совинформбюро. Возглавил ЕАК художественный руководитель Государственного еврейского театра Соломон Михоэлс. В его президиум вошли выдающиеся представители советской еврейской культуры: поэты и писатели Перец Маркиш,Ицик Фефер, Самуил Галкин, Давид Бергельсон, Давид Гофштейн, Лев Квитко; первая в СССР женщина-академик Лина Штерн, заведующий Боткинской больницей Борис Шимелиович, актер Вениамин Зускин. Непосредственно курировал деятельность ЕАК, как и других антифашистских комитетов, заместитель наркома иностранных дел и начальника Совинформбюро Соломон Лозовский. За период войны ЕАК провел три митинга представителей еврейской общественности, которые широко освещались в советских и зарубежных СМИ. В неизменно затрагивалась тема Холокоста и еврейского сопротивления. На последнем митинге Илья Эренбург и Перец Маркиш затронули вопрос об антисемитизме в СССР. Комитет подготовил к печати в западных средствах массовой информации 20.000 материалов, преимущественно о еврейском героизме и Холокосте. В период войны руководство Комитета неоднократно обращалось к руководству страны с предложениями об оказании помощи уцелевшим евреям, информировало о фактах антисемитизма, ставило вопрос о сохранении еврейской культуры.
С лета 1942 г. ЕАК издавал свой периодический орган на идише - газету “Эйникайт” (“Единение”), одной из главных тем которой был Холокост.
ЕАК предполагал издать “Черную книгу” об уничтожении советских евреев нацистами и помощи им представителями других народов СССР (текст ее был передан советскому обвинению на Нюрнбергском процессе).
Во второй половине 1943 г. представители ЕАК С.Михоэлс и И.Фефер были приглашены в США, Канаду, Мексику и Англию. Благодаря их выступлениям на многотысячных митингах в фонд помощи СССР были собраны десятки миллионов долларов. Этот визит несомненно способствовал открытию второго фронта. В ходе визита с лидерами еврейских организаций США обсуждались и вопросы о судьбе евреев СССР. Затрагивалась на переговорах и идея о создании Еврейской республики в Крыму. Предложение об этом, направленное руководителями ЕАК Сталину и Молотову в феврале 1944 г. (по согласованию с Лозовским), было одним из основных пунктов обвинения в адрес руководителей ЕАК.
Обвинения его руководителей в буржуазном национализме и «контактах» с иностранными спецслужбами МГБ впервые предоставило в ЦК еще в 1946 г. Однако после ликвидации председателя ЕАК Соломона Михоэлса в январе 1948 г., лишь в ноябре того же года ЕАК был закрыт. Аресты его руководителей, сотрудников и активистов прошли в конце 1948 - начале 1949 г. Всего в разных городах страны по делу ЕАК было репрессировано 110 человек. Некоторые из них были осуждены (и даже приговорены к смертной казни) в 1950 г. Однако следствие по делу основных обвиняемых продолжалось до весны 1952 г. Признательные показания выбивались с применением пыток. По словам Лозовского на суде, следователи вели себя как откровенные антисемиты, используя нацистскую терминологию.
Судебный процесс по делу ЕАК начался 8 мая 1952 г. На скамье подсудимых оказалось 15 человек, включая трех женщин (помимо Л.Штерн, это были сотрудница Совинформбюро Ч.Ватенберг и сотрудница ЕАК Э.Теумин). Дело одного из подсудимых, бывшего наркома госконтроля РСФСР Л.Брегмана, в связи с болезнью подсудимого (он умер в начале 1953 г. в тюрьме) было выделено в отдельное производство. 13 человек - Лозовский, Фефер, Маркиш, Квитко, Бергельсон, сотрудник Совиформбюро И.Ватенберг и его жена Ч.Ватенберг, Э.Теумин, профсоюзный деятель Юзефович, Шимелиович, Гофштейн, Зускин - были приговорены 17 июля 1952 г. военной коллегией Верховного суда СССР. Лишь Лина Штерн по согласованию со Сталиным не была казнена. Подсудимые были расстреляны в Москве на рассвете 12 августа 1952 г. Был казнен цвет еврейской культуры, надолго прервана преемственность в ее развитии.
Процесс прошел в тайне. О приговоре советская печать не сообщала.

=======================================================

"Огонек", Екатерина Сафонова

ПОЦЕЛУЙ ИМЕНИ ГАЛКИНА

По Москве ползли тревожные слухи один невероятнее другого. Испуганно озираясь, граждане сообщали друг другу о том, что на Дальнем Востоке ударными темпами строятся бараки - целые поселения для будущего гетто. Этим слухам верили, потому что твердо знали - в стране победившего социализма никто не может чувствовать себя в безопасности. Года не прошло с того дня, когда в Минске при загадочных обстоятельствах погиб знаменитый актер и режиссер Соломон Михоэлс. «Если бы Михоэлс и его спутник не были казнены на черносотенный лад ударами кистеня, гирьки или фомки в висок, - писал в своих воспоминаниях драматург Александр Борщаговский, - а были застрелены, я бы назвал эти выстрелы стартовыми. Но стартовыми - не для нас, в общем-то слепых и благодушных современников, а для людей Берии -- деловым переходом к энергичным действиям после томительного ожидания и нескольких лет подготовки».
Первыми «социальный заказ» бросились исполнять газеты. В январе 1949 года «Известия» напечатали гневную статью под заголовком «Безродные космополиты» - вполне в духе времени. Буквально через несколько дней откликнулась «Правда», главная газета страны, чье мнение было равносильно приговору - «Об одной антипатриотической группе театральных критиков». Как известно, вскоре «клеветники, формалисты и антипатриоты» отыскались и среди композиторов и архитекторов, ученых и врачей. «Расцвел донос, - продолжает Борщаговский, - взмыл, достигая высот 1937 года, с той только разницей, что донос теперь сделался ликующий, публичный, почти горделивый, вперед вышел ораторствующий клеветник, объятый священным трепетом и гневом? В тюрьму попали сравнительно немногие; на этот раз шло удушение нравственности, удушение совести?»
Лина Штерн - крупный ученый-физиолог - приехала в Советский Союз из Швейцарии в середине 20-х годов. Во время войны стала членом президиума Еврейского антифашистского комитета, которым руководил Михоэлс. Ее арестовали одной из первых, точнее, пригласили на «собеседование» к министру государственной безопасности Абакумову. Как только она переступила порог его кабинета, Абакумов заорал: «Нам все известно! Вы сионистка, вы хотели отторгнуть Крым от России и создать там еврейское государство!» «Я впервые об этом слышу от вас», - возразила Лина. Лицо Абакумова покрылось красными пятнами, он уже не сдерживал себя: «Ах ты, старая б.!» «Так разговаривает министр с академиками?» - покачав головой, горько произнесла Штерн.
Ей еще повезло. Она получила всего пять лет ссылки и выжила. Почти все арестованные по делу ЕАК погибли в тюрьмах и лагерях. Поэт Самуил Галкин, несмотря на все усилия следователя, не подписал ни одного из «признательных» протоколов. Тогда, чтобы сломить несговорчивого литератора, ему устроили очную ставку с лучшим другом Ициком Фефером. Как выяснилось спустя много лет, этот партийный функционер был еще и секретным агентом МГБ, но, несмотря на все заслуги перед «органами», его тоже арестовали, долго били на допросах. «Гражданин Фефер, - обратился к нему следователь, - вы подтверждаете, что вы и ваш знакомый Галкин были связаны с контрреволюционной организацией «Джойнт»? Что Галкин получал от нее деньги и сообщал вышеназванной организации сведения секретного характера?» И Фефер, опустив голову, глядя куда-то в пол, глухо ответил: «Да, подтверждаю».
И тут, в конце допроса, произошло невероятное: когда конвой выводил Фефера из кабинета, Галкин, взглянув на этого совершенно сломленного, жалкого человека, шагнул навстречу предавшему его другу, обнял и поцеловал. Хотя прекрасно понимал, что одним словом «да» тот предопределил всю его дальнейшую судьбу. Какими собачьими, виноватыми, только на миг оживившимися глазами взглянул на него этот «несгибаемый ленинец»!

=======================================================

"Вестник", Нелли Горовская (Нью-Йорк)

ЧЕРНАЯ ДАТА (очерк публикуется в сокращении)

12 августа 1952 года нередко приравнивают к 9 Ава - дню траура по разрушенному Иерусалимскому храму. Примечательно, что и календарно эти даты близки: 9 Ава обычно приходится на август. Оба события символизируют конец - насильственную физическую смерть (нескольких тысяч во время Иудейской войны I столетия н.э. и расстрел 24 евреев на Лубянке уже в нашем просвещенном веке) и уничтожение духовной традиции.
Кто были расстрелянные и умершие от пыток в тюрьме? В основном известные еврейские писатели: Дер Нистер, Давид Бергельсон, Давид Гофштейн, Лейб Квитко, Перец Маркиш, Ицик Фефер и другие выходцы из еврейских местечек, считавшие себя наследниками и продолжателями традиции "золотого века" и одновременно новаторами - "обновителями" литературы на идише. Большинство из них в начале 1920-х годов покинуло пределы России/Украины и отправилось на Запад. Можно с достаточной степенью уверенности предположить, что их отвратили нечеловеческие зверства гражданской войны, в ходе которой "белые" и "красные" одинаково глумились над беззащитными людьми. Хотели ли еврейские писатели на расстоянии осмыслить происходящие или просто уйти от него? Скорее всего - и то, и другое. Оставаясь за границей на более или менее продолжительное время, они жили в разных городах Европы, где писали и печатали написанное (одно время в Берлине было что-то вроде еврейского издательства), выступали с лекциями в Польше, Литве, Румынии, двое (Гофштейн и Маркиш) успели даже побывать в палестинском ишуве. Гофштейн "осел" там даже на несколько месяцев. Но все они к концу 20-х вернулись на родину, поверив советской власти, от которой ожидали решения "еврейского", как и всех прочих больных вопросов человечества. Манили также возникающие в России многочисленные еврейские театры, библиотеки, издательства, учебные заведения. Вероятно, "возвращенцам" хотелось верить, что на их родине ужасы войн и погромов ушли в прошлое и именно там зарождается будущее еврейской культуры, земля обетованная для бездомных детей Израиля. Они вернулись на родину, вполне искренне заверяя партию и правительство в своей верности и любви к советской власти...
В 1927 году Перец Маркиш написал своему другу М.Равичу письмо, которое воспринимается сегодня как примечательное и пророческое. "Идиш в России, - пишет Маркиш, - обречен стать сектой. "Идишкайт" (еврейство - носитель языка и культуры) убывает тем более, чем более евреи становятся советским народом". Он пишет также о своем намерении опять уехать - "я заявил, что уеду", - но, очевидно, было уже поздно... Трудно сказать, что испытали еврейские писатели, поняв, что попали в пожизненный духовный плен. Некоторые из них разделяли героические иллюзии своей эпохи, некоторые попросту приняли необходимые правила игры. Как бы там ни было - судьба дала им небольшую отсрочку: их не "засосала" безжалостная роковая "воронка" 30-х годов, которая поглотила друзей и собратьев по перу Моше Кульбака, Исаака Бабеля, Осипа Мандельштама...
Военно-политическое положение Советского Союза в 1942 году было предельно тяжелым. Власть отчаянно старалась получить материальную, политическую и моральную поддержку тех сил, сотрудничество с которыми ранее признавалось нежелательным и даже наказуемым. Одной из них были еврейские демократические круги с их общественным влиянием и финансовой силой на Западе.
Еврейский антифашистский комитет, созданный изощренным умом Сталина в феврале 1942 года как очередная мистификация якобы существующей полнокровной еврейской жизни в СССР, преследовал цель - на фоне осуществляемого нацистами апокалиптического уничтожения еврейского населения Европы - побудить мировое еврейство, в первую очередь американское, добиться от союзнических правительств резкого усиления политической и финансовой поддержки СССР в его борьбе с врагом. 7 апреля 1942 года ЕАК опубликовал воззвание "К евреям всего мира" с призывом поддержать справедливую борьбу советского народа с коричневой чумой.
В 7-месячную командировку отправили на Запад руководителей ЕАК Соломона Михоэлса и Ицика Фефера. При содействии Еврейского совета помощи России, возглавляемого А.Эйнштейном, и Комитета еврейских писателей, ученых и художников 8 июля 1943 года в Нью-Йорке состоялся 47-тысячный митинг, на котором выступали "посланцы страны Советов" - С.Михоэлс и И.Фефер. О чем говорили они тогда? Нетрудно догадаться - о счастливой жизни евреев в Советском Союзе, о дружбе народов, о героической Красной Армии, о мудрости товарища Сталина, призывая поддержать их родину в смертельную годину опасности. С помощью еврейских организаций, в первую очередь "Джойнта", были собраны значительные средства, позволившие приобрести 1000 самолетов, 500 танков, продовольствие, одежду, обувь (в СССР было отправлено два парохода с вещами, медикаментами и продуктами).
О работе, проведенной в Англии, США, Канаде, Мексике, можно судить по сохранившемуся конспекту Соломона Михоэлса, который он составил, готовясь к лекции "Американские впечатления". Вот как формулирует он основные тезисы своих воспоминаний:
1. Рассказать о движении общественных масс за активное участие в войне, за солидарность и согласие с Советским Союзом. Митинги. Большие общественные собрания. Рассказать о митинге в русской колонии, где присутствовал князь Путятин. Рассказать о митинге в Союзе рабочих-меховщиков, где была преподнесена шуба товарищу Сталину. Рассказать о митинге, где входная плата - часы для Красной Армии.
2. Выделить следующие положения - популярность Советского Союза и Красной Армии. Восхищение, вызываемое упоминанием о маршале Сталине. Музыка. Герои дня - Шостакович и Прокофьев. Широкое распространение песенок: "От края и до края", "И кто его знает", "Полюшко".
Не обо всем, конечно, рассказывали "командировочные". Даже в самых доверительных беседах со Сталиным умолчали они о взволновавшем их разговоре с Альбертом Эйнштейном, который с глубокой грустью выслушал их заверения об отсутствии государственного антисемитизма в Советском Союзе. "Этот вопрос, - сказал великий ученый, - я рассматриваю как физик. Каждая вещь имеет свою тень. Антисемитизм - это тень еврейского народа". Увидев, как помрачнели его собеседники, Эйнштейн сказал: "Я очень хочу ошибиться".
Время ЕАК неумолимо истекало: надобность в идеологическом камуфляже и политической игре с бывшими союзниками отпала. Война закончилась полной победой. Мавр сделал свое дело...
Но если с точки зрения внешнеполитических задач организация стала бесполезной, то с точки зрения внутренних, по мнению кремлевских идеологов, - вредной и опасной. Действительно, существование ЕАК вольно или невольно привлекало внимание мировой общественности к положению евреев в Советском Союзе. Организация превращалась в духовный заслон распространению антисемитизма на освобожденных от фашистов территориях. Тысячи еврейских беженцев, возвращающихся к своим родным очагам, разоренным фашистами, обращались за помощью непосредственно в ЕАК, так что он, как впоследствии ему было инкриминировано, действительно выполнял "функции главного уполномоченного в делах еврейского народа и посредника между этим народом и партийно-правительственными органами", "фактически Комиссариата по еврейским делам". А по советской традиции это было вещью "политически вредной и недопустимой". Чашу терпения переполнил известный меморандум от 1944 года, в котором члены ЕАК призывали советское правительство и лично товарища Сталина противодействовать стремительно растущему антисемитизму и, среди прочего, выделить в Крыму район для создания еврейской союзной республики.
С большим подозрением следили власти за деятельностью созданной при Комитете литературной комиссии под руководством Ильи Эренбурга и Василия Гроссмана, которая создавала "Черную книгу" - грандиозный сборник документов "О злодейском повсеместном убийстве евреев немецко-фашистскими захватчиками на временно оккупированных районах Советского Союза во время войны 1941-45 гг.". Характерно, что еще в октябре 1944 года на заседании литературной комиссии Эренбург с недоумением говорил, что издание "Черной книги" до сих пор не санкционировано правительством: "прямого ответа мне не дали, было сказано так - делайте книгу, а если она получится хорошей, то будет опубликована. Но ведь авторы книги не мы, а фашисты, и цель книги очевидна, что значит "если получится хорошей" - это же не роман, содержание которого вымышлено - это документ". В доносах на членов ЕАК, ставших сегодня достоянием гласности, читаем: "Илья Эренбург развивает теорию, что ради пропаганды против фашизма среди евреев за рубежом нечего было создавать ЕАК. Ибо евреи меньше всего нуждаются в антифашистской пропаганде. Главная задача ЕАК должна заключаться в борьбе против антисемитизма в нашей стране". Другой анонимный стукач сообщает: "Группа, возглавляемая поэтом Перецем Маркишем и литератором Нусиновым... с первого дня основания ЕАК выражает свое недовольство узкими функциями ЕАК как организации, занимающейся исключительно антифашистской пропагандой за рубежом..."
В тоталитарной системе мыслима лишь организация, которую идеологизированное государство держит под контролем соответствующих органов. Поэтому, как только в ЕАК стали проступать черты самостоятельной еврейской национальной организации, он был системой отторгнут и уничтожен. Но "еврейскую карту" надо было разыграть до конца. ЕАК суждено было самим своим разгромом послужить разворачивающейся в стране стратегии государственного антисемитизма. Послужить в качестве естественного козла отпущения, виновника всех "временных трудностей". Сталин начал с того, что обезглавил комитет.
Светлана Аллилуева в своей книге "Только один год" вспоминает про телефонный разговор Сталина, свидетелем которого ей пришлось стать. "Ну, автомобильная катастрофа, - проговорил "вождь народов". Интонация была властной, директивной. А через несколько минут, обращаясь к своей дочке, Сталин скажет: "В автомобильной катастрофе разбился Михоэлс". "Его убили, - утверждает С.Аллилуева, - и никакой катастрофы не было. "Автомобильная катастрофа" была официальной версией, предложенной моим отцом, когда ему доложили об исполнении".
После убийства Михоэлса четко проявилось предчувствие большой беды. Убив на глазах всего света великого артиста - любимца народа, Сталин как бы объявил евреям: "Теперь ваши дни сочтены!" Но позволив официально-торжественные похороны убиенного, Сталин попал - кажется, в первый и в последний раз - в им самим расставленную ловушку. Похороны Михоэлса стихийно превратились в акт протеста против сталинского террора. У гроба Михоэлса прозвучали стихи П.Маркиша "Михоэлс - неугасимый светильник". Написанное в разгар сталинского антисемитского шабаша, оно было, может быть, актом отчаяния, но в то же время и актом освобождения от духовного рабства. Маркиш, вчера еще раб, сам трепетавший перед тираном, которому все вокруг денно и ношно курили фимиам, превознося его до небес и выше Бога, поднял свою уже обреченную голову и, назвав его прилюдно злодеем и убийцей, приравнял открыто к Гитлеру, проклятому человекоубийце.
Маркиш обращается от имени теперь уже бессловесного Михоэлса к вечности. Его стихотворение - напутственное слово Михоэлсу на дальнюю дорогу - в небо, к звездам...
О вечность! Я на твой порог иду
зарубленный, убитый, бездыханный...
Следы злодейства я, как мой народ, сберег,
Чтоб ты узнала нас, вглядевшись в эти раны,
Сочти их до одной.
Я спас от палачей
Детей и матерей ценой своих увечий.
За тех, кто избежал и газа, и печей,
Я жизнью заплатил и мукой человечьей...
Еврейский комитет стал "Храмом на крови" евреев. Первой была пролита кровь двух выдающихся деятелей социал-демократического Бунда - Г.Эрлиха и В.Альтера, уже успевших отсидеть в сталинских застенках, которым было первоначально поручено создать Международный еврейский комитет. Их идея независимого комитета и список его членов были отвергнуты, а сами авторы "первоначального проекта" уничтожены. Но это было лишь предисловие.
Затем наступило кровавое пятилетие, начавшееся 13 января 1948 года (убийство Михоэлса) и достигшее своей наивысшей точки 13 января 1953 года, когда мир облетело зловещее сообщение о "деле врачей". Антисемитская кампания 1948-53 гг. унесла тысячи жизней - многие были расстреляны или еще до суда погибли в тюремных застенках. Все, кто проходил по этим делам, обычно обвинялись в "еврейском буржуазном национализме", изображались американскими и английскими шпионами, агентами мирового сионизма, отъявленными антисоветчиками. По сути, новая форма узаконенной клеветы наглядно говорила о фашистском перерождении ее сеятелей, всего тоталитарного режима.
Официально об аресте членов Еврейского антифашистского комитета не сообщалось. В периодической печати появилось три материала: о приведении в исполнение приговора ("Известия", 12 авг. 1952 г.); информация об отмене 22 ноября 1955 года Верховным судом СССР приговора в отношении всех осужденных по делу ЕАК ("Известия", 27 янв. 1989 г.), справка "О так называемом деле Еврейского антифашистского комитета" ("Известия ЦК КПСС", 1989, №12). Эти сообщения не раскрывали подлинной картины расправы с "безродными космополитами". Не было долгое время упоминаний об ЕАК и в работах по истории, изданных в бывшем СССР в начале 60-х - начале 90-х годов. Правда раскрылась позднее. Вспоминаются строки из древнего псалма "Земля, о Земля! Не засыпь мою кровь". Молитва была услышана - кровь заговорила.
Шаг за шагом воссоздается трагическая история ЕАК. Рассекречены документы, опубликована значительная мемуарная и научно-историческая литература. Первые публикации такого характера, авторами которых являются И.Эренбург, Э.Маркиш, Р.Медведев, датированы 60-70-ми годами. За пределами бывшего СССР большое внимание к судьбе ЕАК и сущности борьбы против "космополитизма" в 40-50-х годах уделили итальянский ученый и публицист Джузеппе Баффо в книге "История Советского Союза", А.Авторханов в монографиях "Империя Кремля. Советский тип колониализма", "Загадка смерти Сталина". Большую работу проделали израильские историки. Все антисемитские акции сталинского режима были звеньями одной цепи - заключительным актом недоигранной нацистской трагедии "окончательного решения еврейского вопроса" в СССР.
Мудрый старец Йоханан Бен-Закай, предвидя неизбежное разрушение Храма, спас и вынес из него свиток Торы. И когда Храм уже более не возвышался на холмах Иерусалима, дразня римлян своей непостижимой для них тайной незримого Бога, в маленьком городке Явно скромно и малоприметно для непосвященных начал действовать Синедрион - новое сосредоточие еврейского духа. Традиция приобрела новую форму, но не прервалась.
Произошло ли подобное "возрождение" после 12 августа 1952 года? Или в этот день были убиты не только люди, а, как и было задумано Сталиным с присущим ему коварством, были расстреляны еврейская культура и литература? Восстановится ли связь поколений? Или она прервалась навсегда, и этот процесс уже необратим? Появится ли у "неидишистских" ассимилированных евреев и их потомков желание приблизить к себе эту культуру, проникнуть в нее, дабы она не исчезла бесследно - и мы вместе с ней?

=======================================================

газета The Yonge Street Geview (Канада)

Эфраим Гринберг, доктор исторических наук (Торонто)

ОБ ОДНОМ ПАТРИОТИЧЕСКОМ МИТИНГЕ И ЕГО ПЕЧАЛЬНОМ ПРОДОЛЖЕНИИ (очерк публикуется в сокращении)

Есть в истории Второй мировой войны даты, которые не принято отмечать. Но мы все же остановимся на одной из них – 60-летии необычного митинга в Москве. Он состоялся 24 августа 1941 года по приказу «вождя всех времен» Сталина. Это был митинг представителей еврейского народа с участием народного артиста СССР С.Михоэлса, писателей Давида Бергельсона, Переца Маркиша, Ильи Эренбурга, Самуила Маршака и других известных деятелей культуры. На нем было принято воззвание “К братьям-евреям всего мира. Поможем Красной Армии громить нацистских извергов”.
Интерес к общественному мнению евреев, которых Сталин люто ненавидел, объяснялся очень просто. К тому времени войска антигитлеровской коалиции потерпели ряд неудач на фронтах Северной Африки, Тихого океана, Юго-Восточной Азии. Угрожающее положение сложилось и на советско-германском фронте.
Гитлеровские захватчики оккупировали Прибалтику, Молдавию, Белоруссию и почти всю Украину. Из 170 советских дивизий, размещенных перед войной в западных округах, 124 были расформированы, полностью потеряв боеспособность. В немецком плену томились более 4 млн советских военнослужащих. Нацисты двинулись к Дону и Волге. Одна из группировок врага повернула на Кавказ, немецкие горные стрелки подняли над вершиной Эльбруса германский флаг. В этих условиях советское руководство обратилось за помощью к мировому еврейству, ведь гитлеровские изверги стремились уничтожить еврейство в мировом масштабе.
6 апреля 1942 года по указанию Советского информационного бюро был организован Еврейский антифашистский комитет. 7 апреля ЕАК опубликовал свое первое воззвание “К евреям всего мира” за 47 подписями. Среди подписантов - Михоэлс, Маркиш, Эренбург, поэты, ученые, актеры, врачи, Герой Советского Союза генерал Я.Крейзер и другие.
7 июня того же года начала выходить газета «Эйникайт» - печатный орган ЕАК. Более 3000 экземпляров этого издания регулярно отправлялись в страны антигитлеровской коалиции. В газете печатались статьи о героизме евреев-воинов Красной Армии.
Советское руководство не возражало, чтобы в деятельности ЕАК участвовали еврейские общественные деятели других стран. Среди них оказались руководители Еврейской социалистической партии “Бунд” в Польше Эрлих и Альтер, которые были освобождены из заключения по договору между генералом Сикорским (глава польского правительства в изгнании) и Сталиным. Эрлих и Альтер предложили руководству ЕАК создать еврейскую международную военную бригаду под советским командованием в войне против нацизма. По всей вероятности, Сталину это предложение не понравилось. К тому же этот монстр не забыл, что ЦК Бунда Польши резко осудил преступный договор Молотова-Риббентропа о разделе Польши, захвате Прибалтики и т.д. Поэтому Эрлих и Альпер были арестованы и по хорошо апробированному “сталинскому методу” без суда и следствия казнены.
24 мая 1942 года в Москве состоялся в Москве второй митинг представителей еврейского народа, на котором прозвучал призыв к евреям всего мира о сборе денег на приобретение 1000 танков и 500 самолетов для Красной Армии.
По призыву ЕАК во многих странах мира были созданы комитеты помощи Красной Армии. Только в США действовали 230 таких комитетов. Были подобные организации в странах Британской империи, в Канаде, Австралии, подмандатной Палестине и других.
В 1946 году, когда я работал учителем истории в еврейской школе № 18 Черновцов, туда приезжал поэт Ицик Фефер. Фефер рассказывал учителям, что в 1943 году он и Михоэлс в одной из крупнейших нью-йоркских синагог держали за концы талит. Михоэлс обратился к присутствующим со словами: “Братья-евреи, помогите Красной Армии разгромить злейшего врага нашего народа - гитлеризм. Спасайте себя и свои семьи от уничтожения!”. По этому призыву евреи бросали в талит все свои сбережения.
Евреи стран антигитлеровской коалиции внесли в фонд Красной Армии 45 млн долларов, в том числе евреи Палестины - $800.000.
25-26 августа 1942 года в Тель-Авиве состоялся съезд евреев Палестины в поддержку Красной Армии. В письме советского ЕАК было сказано: “Мы шлем сердечные пожелания съезду палестинского еврейства, созванному для организации помощи героической Красной Армии. Два тысячелетия тому назад Йегуда Маккаби и Бар-Кохба подняли в Палестине восстание против идеологических праотцов Гитлера и Муссолини... Естественно, что евреи Палестины откликнулись на призыв наших мужественных борцов – евреев Советского Союза сомкнуть ряды и примкнуть к фронту свободолюбивых народов, борющихся против фашистских убийц… Мы уверены, что постановления вашего съезда укрепят наше взаимное понимание и дружбу. Барьер пал. Вновь мы объединены. Одно сердце. Одна душа. Одна воля и одна надежда. Враг будет уничтожен. Танки и бомбометы, которые Вы пошлете Красной Армии, помогут уничтожить врага. Евреи Палестины! Рука в руку, плечо к плечу будем бороться за братство и дружбу народов, за скорую и конечную победу над общим врагом!”. Письмо подписали С. Михоэлс, Я. Крейзер, Л. Штерн, И. Эренбург, И. Фефер, Д. Бергельсон и другие.
Но антисемиты в СССР никогда не распространяли доброжелательное отношение властей к евреям за пределами страны на “своих” евреев. Так, в начале 1942 года ЦК ВКП(б) направил секретный циркуляр руководящим партийным органам, где было сказано: “…учитывая, что на оккупированных гитлеровской Германией советских территориях сильно укрепился антисемитизм, нежелательно принимать евреев на руководящие должности в партийные и советские органы”.
Следует отметить и такой факт, что за годы войны усилилось преследование религиозных евреев и бывших сионистов. Их судили на скорую руку и приговаривали ко многим годам тюрьмы.
За помощь верующих христиан фронту патриарху Алексею вручили орден “Трудового Красного Знамени”, а за это же раввинов арестовывали и уничтожали как “врагов народа”.
В годы войны органы власти не принимали никаких мер против антисемитов и юдофобов всех мастей, не брезговавших злобной клеветой на евреев, которые якобы “не воевали, а сражались за Ташкент”. О массовом героизме евреев на всех фронтах средства массовой информации замалчивали. Ведь замалчивание - отработанный вид лжи, которое практиковали советская печать и радио для принижения мужества и доблести евреев в Великой Отечественной войне.
В мае 1945 года народы Советского Союза, Америки, Европы праздновали Победу над Германией, но плоды этой победы меньше всего доставались советскому еврейству. Огромные жертвы на фронтах, в партизанских отрядах, неисчислимое количество погибших от голода, болезней, эпидемий в гетто и лагерях смерти, усиление государственного антисемитизма, перевод евреев в категорию людей второго сорта - вот трагический итог положения евреев после Второй мировой войны в стране, внесший огромный вклад в общую борьбу с коричневой чумой.
Но после войны созрели и условия для образования на земле предков независимого государства Израиль. В мае 1947 года министр иностранных дел Советского Союза Андрей Громыко с трибуне ООН выступил с пламенной речью против Британского империализма и Лиги арабских стран в поддержку создания государства Израиль. СССР тогда стремился вытеснить Британию с Ближнего Востока, овладеть этими богатейшими нефтью районами земного шара и использовать Израиль для своих идеологических и империалистических стремлений.
А внутри страны в то же время уже бушевал государственный антисемитизм. 13 января 1948 года в Минске органами КГБ был убит председатель ЕАК Соломон Михоэлс. В книге дочери Сталина Светланы Аллилуевой “Только один год” рассказывается, как она слышала разговор Сталина по телефону и поняла, что он давал указания об убийстве Михоэлса.
Вслед за этим преступлением были арестованы много евреев - политических деятелей, писателей, ученых, артистов, художников. По сценарию Сталина с 8 мая по 18 июня 1952 года при закрытых дверях состоялся “суд” над 15 евреями, которых нелепо обвиняли в предательстве, сионизме, в связях с империалистическими разведками, в стремлении установить еврейскую республику на Крымском полуострове и организовать там базу для врагов СССР и т.п.
Эстер Маркиш (жена Переца Маркиша) в своей книге “Столь долгое возвращение” рассказывает, что прокурор требовал (и таков был приговор), чтобы все обвиняемые были осуждены на 25 лет тюрьмы строгого режима, а академик Лина Штерн - на 5 лет тюремного заключения. Однако кому-то “наверху”, скорее всего Сталину, показалось, что приговор “недостаточно суров”. Тогда он был пересмотрен. Все 15 обвиняемых, за исключением Штерн, были расстреляны 12 августа 1952 года. Таким образом монстр Сталин решил обезглавить советскую еврейскую культуру.
Издевательства и гонения на евреев продолжались. Шла «борьба против космополитизма и буржуазного национализма». В печати появились статьи, фельетоны, карикатуры на деятелей науки, культуры и искусства еврейской национальности, взятые из пропагандистского арсенала Геббельса. Началось массовое увольнение евреев с руководящих должностей. Только в 1947-53 годах из армии и военных научных коллективов было уволено более 50 евреев – генералов и адмиралов. Среди них - начальник Военно-инженерной академии генерал-полковник Леонтий Котляр, начальник Института танковой промышленности генерал-майор Семен Давидович, министр танковой промышленности Исаак Зальцман, заместитель министра авиационной промышленности Соломон Сандлер и другие.
Советский государственный антисемитизм достиг своего апогея в январе 1953 года, когда стало раскручиваться сфабрикованное дело “врачей-убийц”. Именно тогда в советских средствах массовой информации появилось сообщение ТАСС о том, что органы безопасности СССР обезвредили «шайку врачей во главе с медиками – профессорами Вовси, Этингером, Фельдманом и другими». Они якобы по заданию американской, английской, французской, немецкой разведок, а также Джойнта и Всемирной сионистской организации отравили и погубили жизни выдающихся советско-партийных деятелей Жданова, Шверника, писателя Горького и других. По команде сверху все газеты страны и радио развернули злобную антисемитскую пропаганду, особенно против еврейской интеллигенции. Началось массовое увольнение евреев с руководящих постов.
Советские граждане-неевреи (не без тайных указаний властей) перестали ходить к еврейским врачам. Студенты бойкотировали лекции профессоров-евреев. Готовились вагоны для высылки целого народа в Восточную Сибирь. Для него в глубокой тайге строились бараки. По сценарию советских палачей суд над “убийцами в белых халатах” должен был проходить в Колонном зале Дома Союзов. Приговор был известен заранее – смертная казнь через повешение, причем рассчитано было, что при выходе осужденных «народ» должен вырвать их из рук конвоя и линчевать.
Так Сталин планировал завершить то, что не удалось сделать Гитлеру, а именно - физически уничтожить советское еврейство. Однако коварный план советского монстра не был осуществлен только лишь потому, что он умер 5 марта 1953 года.
6 апреля 1953 года в советской печати и по радио было передано заявление Министерства внутренних дел СССР о том, что “дело врачей” - ложь и провокация со стороны антисемитов, которые пробрались в органы государственной безопасности, и что арестованные в январе 1953 года профессора-врачи освобождены и полностью реабилитированы.
Однако положение евреев к лучшему почти не изменилось. В годы правления Н.С.Хрущева жертвы террора Сталина – Берии были реабилитированы, но евреи, снятые с постов, не были возвращены на прежние должности. Евреям чинили препятствия при поступлении в вузы.
После Шестидневной войны антисемитизм в СССР усилился. Много статей, особенно карикатур, перепечатывалось из арсеналов черносотенной прессы царской России и нацистских изданий. Участились публикации в печати фельетонов, карикатур на евреев. Их описывали как тунеядцев, спекулянтов - “инородное тело на здоровом советском организме”. Книжный рынок был переполнен пасквилями об иудаизме, о государстве Израиль, где якобы господствует диктатура, о политике геноцида по отношению к арабам. Дело дошло до того, что книжка Кичко “Иудаизм без прикрас” на украинском языке вызвала протест коммунистов “свободного мира”, что заставило ЦК КПСС изъять книгу из продажи.
Советские правители не давали евреям возможности жить в соответствии с национальными традициями. Был запрещен обряд обрезания, свадьбу с “хупой” рассматривали как антисоветскую демонстрацию, запрещали делать надгробные надписи на идише и изображать маген-давид, читать молитвы на кладбище. Запретили иврит, объявив его “контрреволюционным, антисоветским” языком, хотя даже по концепции ленинизма язык является только “средством общения людей”.
В 1991 году на развалинах советской империи образовались независимые демократические государства. Оживилась еврейская общественная жизнь. Однако антисемиты в СНГ не перевелись...

протоколы заседаний Комиссии Политбюро в 1989 г., посвященных делу ЕАК
как выбивались показания
воспоминания о деятелях ЕАК
социально-культурный фон уничтожения ЕАК
политико-исторический фон уничтожения ЕАК
книга П. Судоплатова "Калифорния в Крыму"
фильм "Процесс" о ЕАК
статья М. Пупика "ЕАК. О его разгоне и репрессиях властей"
еврейские театральные деятели
еврейские литераторы
Полина Жемчужина - жена В.М. Молотова
Мирра Железнова - ответственный секретарь газеты "Эйникайт"
академик Лина Штерн
Яков Этингер - первая жертва "дела врачей"
к оглавлению "Живого идиша"
на старую главную страницу
на новую главную страницу
Rambler's Top100